Необоснованная налоговая выгода. Тенденции 2018 года

  В августе 2017 года в Налоговом кодексе появилась новая статья, 54.1, раскрывающая новое понятие необоснованной налоговой выгоды, введенная законом от 18.07.2017 №163-ФЗ. Ее принятие стало следствием необходимости выявить механизмы занижения базы по налогам.Понятие необоснованной выгоды Непосредственно дефиниция необоснованной выгоды законодателем в статье не раскрыто, даны ее признаки. Согласно формулировкам законодателя налоговая выгода возникает в результате искажения сведений о тех или иных действиях и фактах, которые отражаются в отчетности налогоплательщика. Он может уменьшить налоговую базу только в том случае, когда в сделке или операции одновременно присутствуют два фактора:
  • она не направлена специально только на неуплату или зачет налога, не имея под собой иной хозяйственной цели;
  • все обязательства по сделке были исполнены в полной мере обеими сторонами.
Под вторым пунктом следует понимать ситуации целенаправленного невыполнения обязательств, целью которого является только уплата штрафных санкций, или иные аналогичные операции. Под действие статьи попадают сделки с фирмами-однодневками, создаваемыми для нескольких операций и не платящих налоги, такие сделки ранее часто совершать для получения возможности поставить к зачету НДС, при этом не может быть основанием для доначисления налогов только недобросовестность контрагента, необходимо наличие умысла налогоплательщика. Порядок установления умысла определяется Письмом ФНС от 23.03.2017 г. №ЕД-5-9/547

Нормативное регулирование

Новая норма стала продолжением логики, заданной Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, сотрудники ФНС восприняли ее с воодушевлением, увидев не только способ борьбы с некоторыми формами налоговой оптимизации, но и работающий правовой инструмент, позволяющий точно квалифицировать нарушение. Такая возможность повышает вероятность защитить в суде позицию налоговых органов и их действия по доначислению налоговой базы. Разъяснило порядок применения этой нормы письмо ФНС России от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@). Согласно ему специалисты-налоговики, квалифицируя деяние, направленное, по их мнению, на извлечение неправомерной выгоды, обязаны сослаться на один из пунктов статьи. Выделяются следующие ситуации, в которых возможно установить такой умысел:
  • искусственное создание ситуации, в которой выплаты в бюджет должны быть уменьшены;
  • дробление бизнеса в ситуации, не преследующей иной экономической цели;
  • реализация возможностей, предоставленных международными соглашениями об избежании двойного налогообложения с единственной целью занижения налогооблагаемой базы.
В каждой конкретной ситуации сотрудникам ФНС придется доказывать, что единственной целью оптимизации было получение необоснованной налоговой выгоды.

Тенденции 2018 года

Текущий год стал первым периодом, в котором действие нормы начала тестироваться на практике. Первым пострадали от нее компании, которые оптимизировали свою налоговую базу, распределяя различные этапы производственного процесса между несколькими юридическими лицами. «Скрытая» реализация продукции или услуг  через подконтрольные компании не получает своего отражения в отчетности, следовательно, не становится базой для уплаты налогов. Нормы стать 54.1 позволили выявлять сделки такого типа. Дробление бизнеса теперь может быть признано искажением фактов хозяйственной жизни, если компании не функционируют в качестве самостоятельных юридических лиц, а сама конструкция явно направлена на снижение налогооблагаемой базы. Большой судебной практики по применению этой статьи пока не сложилось, первые дела начали рассматриваться в суде, только начиная с октября прошлого года. Результаты многих проверок еще находятся в стадии досудебного рассмотрения. Из интересных случаев можно привести Постановление 13 ААС от 13.09.2017 по делу №А56-28927/2016. Определяя сделку с компанией, имеющей признаки «однодневки» апелляция применила критерии новой статьи, реальность операций была подтверждена документами и показаниями свидетелей, что позволило исключить возможность злоупотребления и признать правоту налогоплательщика. Интересно, что несмотря на мнение налоговых органов, нормы статьи были, без ссылки на нее, применены к результатам проверки, проведенной до вступления ее в силу. Суды пока не сформировали общей позиции, но только факт подписания документов контрагента неустановленными лицами, отсутствие фонда заработной платы или наличие адреса компании в списке адресов массовой регистрации уже не будут основанием для предъявления претензии к налогоплательщику (см. Определение ВС РФ от 16.03.2018 г по делу №А72-1748/17). Мнение высшего суда станет руководящим для судебных органов первой инстанции.

Бесплатная консультация

Спасибо за обращение!
Мы скоро с вами свяжемся.